На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Феномен ЧЕЛОВЕКа

65 подписчиков

Женщина, которая уходила по частям…

Женщина, которая уходила по частям…

Сначала она высыпала свой бисерный смех в круглую жестяную баночку из-под кинопленки и выслала почтой на деревню дедушке.

Потом сгребла в охапку душистые разноцветные сны и подарила одному хорошему человеку прямо на улице.

Затем пошла на вокзал, сняла ячейку в камере хранения и оставила в ней до лучших времен свое желание в хрустящем пакете, перевязанном ленточкой.

Настроения, которых был полон шкаф, сложила в сундук, аккуратно пересыпав нафталином, и оставила себе только одно, самое серое, дорожное.

Настал черед привычек: каждая из них была помещена в стеклянный флакон с притертой пробкой, флаконы выставлены в кофр, изнутри обитый бархатом, а кофр забыт в парикмахерской.

Она съела свою улыбку за завтраком, посыпав корицей, между ложкой творога и сдобной булочкой.

Нерожденные поцелуи раскрошила из окна голубям.

Она села за компьютер, заархивировала свой задорный смех и отправила кому-то по почте. После чего выключила компьютер и в потухшем экране оставила свою тихую улыбку.

Она достала из холодильника кубик льда, вдохнула в него всю свою нежность и бросила в микроволновку.

Свое легкое яблочное дыхание выпустила в воздушный шар и долго-долго смотрела, как он тает в вечернем небе.

Потом присела на дорожку, молча, сонно, равнодушно. Закрыла глаза, вспыхнула белым и исчезла…

***

Послушай: шаги мои странно и гулко и остро звучат в глубине переулка, от стен отражаясь болезненным эхом, серебряным смехом. Качаясь на пьяных своих каблучках, куда я такая? - не знаю, не знаю, мой голод, мой страх. Как ангел барочный, наивной любовью моей позолочен, убийственный мой. Однажды тебе станет жаль этой ночи, всех этих ночей не со мной. Послушай: шаги мои дальше и тише и глуше, сырой акварелью, размытою тушью становится мой силуэт. Я таю, и воздух меня растворяет, и вот меня нет. Есть город, деревья, дома и витрины, и странные надписи на осетрином, фигурная скобка моста. И до отупенья, кругами, часами, вот женщина с темными волосами, догнал, обернулась, простите. Не та. Не знаешь, теряешь, по капле теряешь, по капле, как кровь. Не чувствуешь, я из тебя вытекаю, не видишь, не спросишь, куда я такая, и сколько шагов моих гулких и острых до точки, где мир превращается в остров, не обитаемый мной - огромный, прекрасный, волшебный, холодный, ненужный, пустой.

***

Надкусывает полная луна

Фигурный пряник Рижского вокзала,

И ночь ещё не выпита до дна,

И, вкусно так хрустя снежком подталым,

Отчаливает позднее такси

Под хохот подгулявших пассажиров…

Не бойся за мою картину мира,

Она не рушится, а просто — так висит,

Прибитая за самый уголок

Гвоздём железным логики лукавой.

Не беспокойся обо мне, дружок

Не беспокойся обо мне, неправой.

Ещё чуть-чуть — и вывезет меня

Куда-нибудь моя кривая рельса,

И из говна — простите, из огня —

Восстану я, как роза Парацельса.

Анна Ривелотэ

Окончила факультет иностранных языков (кафедра французского) Новосибирского университета. Опубликованные книги: «Река Найкеле», «Дельта Леты», «Книга Блаженств», четыре сборника – два поэтических и два прозаических.

Картина дня

наверх